Posted By Admin
Malassezia furfur грибок

Malassezia pachydermatis и кожное заболевание у собак

Ross Bond, BVMS, PhD, DVD, MRCVS, DipECVD

Королевский Ветеринарный Колледж, Лондонский Университет, Великобритания

Росс Бонд — лектор по ветеринарной дерматологии кафедры дерматологии Отдела по терапии и хирургии мелких домашних животных Королевского Ветеринарного Колледжа Лондонского Университета, Великобритания.

  • М. pachydermatis — липофильный дрожжевой грибок, размножающийся монополюсным почкованием, который можно изолировать с кожи и слизистых участков здоровых собак.
  • При некоторых условиях пролиферация М. pachydermatis, по-видимому, связана с развитием дерматита и/или наружного отита.
  • Факторы, благоприятствующие развитию явной грибковой инфекции в некоторых случах не совсем ясны, но выявлена предрасположенность к ней некоторых пород и диагностированы сопутствующие заболевания.
  • При этом заболевании обычно наблюдают зуд, эритему, шелушение кожи, жирную себорею и плохой запах, особенно в таких местах как шея, подкрыльцовые впадины и межпальцевые промежутки.
  • Для оценки количества грибков большую ценность представляют цитологические методы, такие как выявление полос на лейкопластыре.
  • Диагноз «дерматита Malassezia» подтверждается клиническими и микологическими реакциями на противогрибковое лечение.
  • Дрожжевой грибок Malassezia pachydermatis вот уже более 40 лет связывают с наружным отитом у собак (1). Одно из наиболее важных достижений в дерматологии собак, правда, еще требующее доказательства — открытие, что М. pachydermatis можно выделить из пораженной кожи собак и что в таких случаях может быть эффективна противогрибковая терапия. Первые сообщения о том, что теперь известно как «дерматит Malassezia», приписываются Dufait (2), но потенциально важная в заболевании роль дрожжевого грибка была широко признана только в последние 3-4 года. Эта статья дает обзор современных знаний о М. pachydermatis и о его взаимодействии с хозяином-собакой, учитывая клинические, диагностические и терапевтические аспекты.

    Дрожжевые грибки Malassezia характеризуются толстой, многослойной клеточной стенкой и размножаются посредством бластоконидий повторяющимся монополюсным почкованием (Рисунок 1). Они способны утилизовать липиды как источник углерода: и в основном их можно выделить с кожи млекопитающих и птиц. Таксономия этого рода более 100 лет вызывала разногласия в оценках. В своем роде М. pachydermatis уникален: он, как правило, хорошо растет на обычной микологической среде без липидов, однако, при добавлении в среду липидов его рост усиливается. До последнего времени все липидозависимые грибки Malassezia имели одно название М. furfur, несмотря на открытие морфологических и серологических различий между штаммами (3-5). Совсем недавние исследования грибков Malassezia путем анализа их геномов и другими молекулярными методами подтвердили значительное разнообразие среди липидозависимых видов, и теперь таких видов открыто шесть — М. furfur, М. sympodialis, М. globosa, М. obtusa, М. restricta и М. slooffiae (6-8).

    рисунок 1 препарат м. padlydermatis, иллюстрирующий с помощью трансмиссионной электронной микографии зачаточный рубец и толстую клеточную стенку с внутренними спиралями.

    Отмечена вариабельность во флоре Malassezia у различных биологических видов хозяина. Так, М. pachydermatis распространен широко, особенно среди плотоядных (9). Липидозависимые виды, включая М. sympodialis, могут быть выделены у кошек (10). Отметим, что собаки редко, (а возможно никогда) не колонизируются другими видами Malassezia, кроме М. pachydermatis (9-11).

    носительство м. pachydermatis у здоровых и больных собак

    М. pachydermatis — привычный обитатель кожи и слизистой здоровых собак (1,12-14). При исследовании 40 здоровых собаках (14) грибок чаще всего выделяли из области губ (80% животных), межпальцевых складок кожи (60%), из слизистой (52,5%) и наружного слухового прохода (32,5%). В исследовании 8-ми здоровых биглей, проведенном раньше и более протяженном во времени, было установлено «постоянное» носительство М. pachydermatis — на основании выделения грибка по меньшей мере в пяти из 6 случаев с интервалами в 2 недели. У 7-ми и у 3-х собак грибок обнаружен соответственно в наружном слуховом и заднем проходах (11).

    У собак с кожными заболеваниями, связанными с М. pachydermatis, по сравнению со здоровыми собаками в 100-10.000 раз увеличивается плотность кожных популяций (15). Однако, есть породы, более других предрасположенные к «дерматиту Malassezia». Так, у здоровых бассет- хаундов кожные популяции грибка были намного выше, чем у здоровых собак других пород, что как раз может отражать чувствительность этой породы к данной болезни (15). Популяции М. pachydermatis на носу, крайней плоти и вульве у пораженных собак также превышали таковые у здоровых собак, указывая на то, что факторы, вызывающие развитие аномально высоких кожных популяций, способствуют пролиферации грибка и на некоторых участках слизистой (15). Некоторые собаки с атоническими заболеваниями также имеют аномально высокие популяции М. pachydermatis как в пораженных (16), так и в непораженных областях (17).

    Увеличение в кожных популяциях других, сопутствующих видов бактерий, в частности S. inlermedius, часто наблюдают у бассетхаундов и иных пород, страдающих кожными заболеваниями, связанными с М. pachydermatis (18,19). Предполагая, что бактериальная инфекция в таких случаях тоже может внести свой вклад в патогенез заболевания, предприняли исследование местных лечебных препаратов, уменьшающих как бактериальные, так и грибковые популяции и признанных клинически самыми лучшими для антибактериального и антигрибкового лечения. При этом исследователи выдвинули гипотезу, что термин «дерматит Malassezia» может быть в таких случаях неподходящим, потому что он не учитывает потенциально важную роль бактерий.

    Плохо понятны факторы, благоприятствующие пролиферации М. pachydermatis на коже собаки и его переходу от непатогенного микроорганизма к явно патогенному. Вероятнее всего здесь играют роль расстройства физических, химических или иммунологических защитных механизмов, которые в нормальном состоянии ограничивают микробную колонизацию кожи. Ряд пород явно предрасположен к «дерматиту Malassezia». Кроме уже упомянутых бассет-хаундов, это таксы, коккер- спаниели, Шотландские белые терьеры, миниатюрные пудели и австралийские шелковистые терьеры — как очевидно, географические границы достаточно велики (2, 20-22). Зато нет зависимости от возраста и пола, и кожное заболевание, связанное с М. pachydermatis, может развиться как у молодых, так и у старых сук и кобелей.

    Во многих, но не во всех случаях «дерматита Malassezia» у собак диагностируются сопутствующие заболевания: аллергия, эндокринные расстройства и кератинизация, которые, как полагают, благоприятствуют развитию пиодермии (19, 20, 23). Связь между этими заболеваниями, грибковой колонизацией и инфекцией неясна, тем не менее лечение сопутствующего заболевания у некоторых собак может предотвратить рецидивы или снизить их частоту. Однако, в некоторых случаях, нельзя определить другие заболевания.

    На распространенность этих болезней влияют также и климатические факторы. Ярко выраженные сезонные изменения в температуре и влажности в различных географических зонах позволили клиницистам предположить, что влажная, жаркая погода может благоприятствовать пролиферации грибков на коже, в то время как сухие погодные условия могут помешать ей. Чтобы подтвердить эти интересные наблюдения, требуются более детальные эпидемиологические исследования.

    доказательство патогенной роли м. pachydermatis в заболевании кожи у собак

    Доказательства, подтверждающие патогенную роль М. pachydermatis в заболевании кожи у собак, пока в большинстве своем косвенны. Некоторые клиницисты пришли к выводу о патогенности грибка на основании наличия большого количества дрожжевых клеток при цитологическом анализе и той реакции, которая следовала в ответ на местную или системную противогрибковую терапию (2,19, 24). Многие из больных собак недостаточно реагировали на проведенное ранее антибактериальное, антипаразитарное и глюкокортикоидное лечение. Эти наблюдения подтвердили исследованием с использованием детергентов (18). Клинические реакции у 33 бассетхаундов с себорейным дерматитом, вызванным М. pachydennatis, относились к микробным популяциям кожи, определенным до и после обработки кожи моющим средством — использовали шампуни, содержащие миконазол-хлоргекендин или селен. После воздействия миконазол-хлоргексидина у больных явно улучшались клинические реакции и уменьшалось число микробов, из чего следует, что кожная инфекция М. pachydermatis и/или вызванная другими бактериями играла важную роль в развитии себорейного дерматита у данных животных.

    Однако, такой эмпирический подход к лечению имеет ограничения. Дело в том, что некоторые противогрибковые препараты обладают побочным действием. Например, известно, что кетоконазол обладает противовоспалительным действием (25), а шампунь с миконазолом/ хлоргексидином — антибактериальным (18). Возможно также, что увеличение популяции грибка не обязательно служит предпосылкой необходимости проведения лечения, направленного против Malassezia. Например, популяции М. furfur у людей с себорейным дерматитом обычно сравнимы с таковыми у лиц со здоровой кожей, но это заболевание хорошо реагирует на лечение против Malassezia (26). Неясно, отражает ли это побочные эффекты противогрибковых препаратов или аномальную реакцию хозяина на дрожжевой грибок.

    клинические проявления

    Рисунок 2 Эритема наружного уха у бассет-хаунда с себорейным дерматитом, связанным с М. pachydemlatis.

    Рисунок 3 ярко выраженная эритема, алопеции и лихенизация подкрыльцовых впадин и передних лап у терьера Джек Расселла с дерматитом, связанным с М. pachydennatis.

    Рисунок 4 Алопеции, тяжелая эритема, лихенизация и гиперпигментация в подкрыльцовых ямках шотландского белого терьера с атоническим заболеванием и дерматитом, связанными с М. pachydermatis. Отметьте наличие утолщенной, загрубевшей кожи в средней части передней лапы.

    Рисунок 5 Эритема кожи межпальцевых промежутков и тусклость шерсти у бассет-хаунда с себорейным дерматитом, связанным с М. pachydermatis.

    Рисунок 6 Алопеция, тяжелая эритема и жировая экссудация в передней части шеи бассет-хаунда с себорейным дерматитом, связанным с М. pachydermatis.

    Рисунок 7 Тяжелое кожное заболевание, проявившееся распространенной, главным образом брюшной алопецией, гиперпигментацией и лихенизаиией у собаки-метиса с атопическим заболеванием, блошиным аллергическим дерматитом и дерматитом, связанным с М. pachydennatis.

    Поражения кожи, которые, как считают, связаны с М. pachydermatis, могут быть локализованными или генерализованными. Пораженные участки обычно включают наружный слуховой проход, морду, переднюю часть шеи, подкрыльцовые ямки, паховую область, межпальцевые складки кожи или участки опрелости (Рисунки 2-7). Наиболее часто заболевание характеризуются эритемой, алопецией и различными степенями чешуйчатой или жировой экссудации. В хронических случаях часто наблюдают лихенизацию и гиперпигментацию. Зуд варьирует от слабого до исключительно тяжелого. Зуд морды с возбуждением — необычное проявление дерматита, вызванного Malassezia. Таким образом, дерматит при Malassezia может иметь сходство или возникать в связи с аллергическими заболеваниями, инвазиями эктопаразитами, или дефектами кератинизацин.

    Строгие диагностические критерии для дерматита, вызванного Malassezia, не установлены. Однако, автор считает, что такой диагноз, оснований на современных знаниях, уместен, когда собака с повышенными популяциями М. pachydermatis на пораженной коже демонстрирует хорошую клиническую н микологическую реакцию на соответствующую антигрибковую терапию. Для определения дрожжевого грибка можно использовать цитологические, патогистологические методы и культивирование.

    Цитология позволяет быстро оценить популяции М. pachydermatis. Автор предпочитает методику с использованием полос лейкопластыря: прозрачный лейкопластырь прикрепляют к пораженной коже, затем снимают, окрашивают методом Diff-Quik и исследуют под микроскопом с увеличением в 100 раз. Дрожжевой грибок обладает характерной морфологией — имеет форму «земляного ореха» (Рисунок 8). Используя этот метод, редко находят просто случайные клетки М. pachydermatis на здоровой коже туловища. Популяции рассматривают как повышенные. только если этот грибок легко обнаруживается (16). Важно выбрать лейкопластырь, который устойчив к процессу окраски; некоторые пластыри при окрашивании сворачиваются и разрушаются, затрудняя исследование и интерпретацию результатов. Автор предпочитает пластырь типа скоч (3M), но, чтобы найти подходящий материал, может потребоваться экспериментирование с различными, доступными для врача пластырями. Альтернативные цитологические методы — сухие соскобы и мазки-отпечатки.

    Рисунок 8 Препарат с полосами на лейкопластыре. Можно видеть многочисленные клетки М. pachydennatis среди ороговевших клеток.

    Метод контактных чашек Петри (Рисунок 9) позволяет количественно оценить культуры, которые легко получить в клинических случаях; небольшие чашки с агаровой средой прикладывают к пораженным участкам кожи на 10 секунд и затем инкубируют при 32-37° С в течение 3-7 дней (16). Подсчет количества М. pachydermatis дает показатель плотности грибковых популяций, который хорошо коррелирует с количествами, полученными при соскобах в чашки (27). Можно использовать агар Сабуро с декстрозой, но автор предпочитает среду с добавкой липидов — модифицированный агар Диксона. На этой среде М. pachydermatis образует отчетливые желтые или желтовато-коричневые цельные (т.е. круглые, если на них смотреть сверху), слегка возвышающиеся или сильно выпуклые колонии диаметром 1-1,5 мм через 3 дня после инкубации при 32°С (Рисунок 10) (28). Эта среда поддерживает рост случайных, более липидозависимых вариантов М. pachydermatis и также обеспечивает выделение липидозависимых видов Malassezia, найденных у кошек (10, 29). Подсчет колоний на контактных чашках Петри следует интерпретировать, учитывая анатомическое строение участка, с которого взят образец. У здоровых собак популяции в подкрыльцовой ямке и паховой области обычно меньше, чем одна колониеобразующая единица (cfu)/cm 2 , зато обширные популяции можно обнаружить в складках губ и коже межпальцевых промежутков (14). Существует также разница в «нормальных» популяциях в зависимости от породы: при использовании контактных чашек Петри плотность популяций в подкрыльцовых ямках некоторых здоровых бассет-хаундов была показана превышающей 10 cfu/cm 2 (30). Такие данные подчеркивают значение реакции собак на проводимое лечение в качестве диагностического критерия при дерматите, вызванном Malassezia (Рисунок 11).

    Рисунок 9 Контактные чашки Петри. Видно много колоний М. pachydermatis, что указывает на высокую плотность кожных популяций.

    Рисунок 10 М. pachydermatis на модифицированном агаре Диксона. Колонии желтовато-коричневые. Цельные и слегка возвышающиеся над поверхностью. В среде культивирования присутствуют преципитаты.

    Грибок можно продемонстрировать также в ороговевшем слое эпидермиса с помощью микроскопического исследования образцов кожной биопсии, хотя этот метод может оказаться и недостоверным (Рисунок 12) (19). Другие характерные черты — гиперплазия эпидермиса и межклеточный отек, а также смешанный поверхностный периваскулярный инфильтрат из мононуклеарных клеток, нейтрофилов и/или эозинофилов. В некоторых случаях, наблюдаемых автором, грибки, идентифицированные цитологически, не были, однако, обнаружены в гистологических срезах — возможно, вследствие разрушения слоев ороговевшего слоя во время обработки. Таким образом, идентификация грибка должна побудить к пробной терапии, но недостаточная визуализация его в гистопатологических срезах тоже не исключает его присутствия и потенциальной значимости.

    Терапевтические задачи — снижение популяций грибка и бактерий на коже и коррекция любого существующего заболевания(ий), благоприятствующего развитию инфекции. Поверхностная локализация грибка в пределах ороговевшего слоя кожи делает организм чувствительным к местной терапии. Местная терапия также желательна в большинстве случаев из-за экссудации и неприятного запаха. Проведенное недавно автором исследование показало, что эффективным лечебным средством при дерматите у собак, связанном с М. pachydennatis, оказался шампунь с 2% миконазолом/ 2% хлоргексидином (18). Этот шампунь проявил прекрасные обезжиривающие, антибактериальные и антигрибковые свойства, когда применялся каждые 3 дня в течение 3-х недель. Другие местные препараты, великолепно помогающие в некоторых случаях — сульфид селена, хлоргексидин, энилконазол и перекись бензола. Для лечения очаговых поражений пригодны многие кремы и мази, содержащие азол.

    Рисунок 11(а) Ищейка с эритемой на морде, а также алопецией, гиперпигментицией и лихенизацией, связанными с М. pachydermatis.

    (b) Та же собака через 4 недели после лечения шампунем с 2% миконазолом / 2% хлоргексидином. Налицо яркая клиническая картина с исчезновением воспаления и выраженным восстановлением роста волос.

    Можно применять также системное лечение, особенно если владелец собаки не в состоянии или не хочет ее купать или если симптомы заболевания очень тяжелы. Обычно эффективен кетоконазол, когда он дается перорально в дозировке 2,5-10 мг/кг дважды в день в течение 7-14 дней. Однако этот препарат в большинстве стран не лицензирован для применения в лечении собак. Были также сообщения о его неблагоприятных воздействиях, включая тяжелые гепатотоксические реакции. Лучше переносится итраконазол, есть примечательные сообщения, что он эффективен, когда дается в дозировке 5 мг/кг один раз в день (25). Системная антибактериальная терапия особенно необходима, когда применяется местный препарат, не обладающий антибактериальным действием.

    Рисунок 12 Образец кожной биопсии с многочисленными микроорганизмами М. pachydermatis внутри ороговевшего слоя кожи у собаки с дерматитом, связанным с дрожжевым грибком (окраска метенамин серебром).

    Когда, несмотря на успешную антигрибковую терапию, реакция на лечение недостаточна или клинические признаки рецидивируют, больного следует оценивать по сопутствующим заболеваниям. В некоторых случаях причива рецидивирующего характера болезни неясна, и требуется пожизненное поддерживающее лечение для контроля заболевания. В таких случаях местная терапия часто предпочтительнее системной терапии кетоконазолом.

    Хотя налицо постоянно растущий комплекс косвенных доказательств кэтогенной роли дрожжевых грибков у собак, пока еще невозможно окончательно установить, что М. pachydermatis является возбудителем поверхностного микоза у этого вида животных. Тем не менее ясно, что собаки с дерматитом и большими популяциями М. pachydermatis дают прекрасные клинические реакции на антигрибковую терапию. Поэтому при воспалительных заболеваниях кожи у собак следует, как правило, оценивать плотность кожных популяций М. pachydermatis, а вопрос о специфической терапии нужно рассматривать, если количества грибка ненормально высоки.

    www.dompitomci.ru

    Аллергия на дрожжи рода Malassezia у больных атопическим дерматитом

    Липофильные дрожжи рода Malassezia, обитающие на коже человека, обладают уникальными свойствами, особо выделяющими их из царства грибов. Уникальность состоит в том, что они представляют собой яркий пример способности микроорганизма в зависимости от услови

    Липофильные дрожжи рода Malassezia, обитающие на коже человека, обладают уникальными свойствами, особо выделяющими их из царства грибов. Уникальность состоит в том, что они представляют собой яркий пример способности микроорганизма в зависимости от условий окружающей среды и иммунитета хозяина проявлять свойства комменсала или патогена. Кроме того, это единственный представитель микрофлоры человека, для жизнедеятельности которого необходимы жиры. Ни один из других видов грибов не обладает качеством облигатной липофильности.

    История вопроса. Практически у каждого человека кожа, особенно верхней части тела, колонизирована грибами рода Malassezia. Казалось бы, именно поэтому исследование физиологии этого постоянного спутника человеческого организма должно быть всесторонним. Между тем эволюция изучения особенностей сожительства хозяина и грибка в течение более чем столетия сопровождалась множеством ошибок и неточностей. Впервые их описал в 1846 году микробиолог Eichstedt [1]. После этого долгое время исследование физиологических свойств этих грибов было затруднено в связи с тем, что не удавалось их культивировать. Не приживались эти дрожжи на средах, которые обычно использовались для культур других грибов. И только когда в 1939 году доктор Benham догадалась, что для жизнедеятельности этих грибов необходимы жиры, появилась возможность получить культуру Malassezia spp. [2]. Сложность идентификации видов состояла еще и в том, что для грибов рода Malassezia типичен диморфизм, то есть способность пребывания как в дрожжевой, так и в мицелиальной фазе. Поэтому многие исследователи предполагали, что эти фазы не что иное, как различные представители дрожжевой флоры: род Pityrosporum — дрожжевая форма, а Malassezia — мицелиальная. Кроме того, вариабельность формы дрожжей принималась микробиологами за разные виды: круглая форма клетки — Pityrosporum orbiculare, а овальная — Pityrosporum ovale. Таким образом, таксономия и номенклатура рода Malassezia до последнего времени была запутана и хаотична [3, 4]. В связи с тем, что так и не было доказано наличие двух фаз жизнедеятельности дрожжей, в классификации присутствовали оба рода. Эта ситуация прояснилась только в 1977 году, когда три независимые группы микологов опубликовали данные о том, что им удалось создать условия, при которых дрожжевые клетки продуцировали гифы in vitro. Используя различные вариации культуральных условий, им удалось получить гифы, отличные от штаммов, изолированных от пациентов с разноцветным лишаем. Было показано, что гифы способны образовывать как круглые, так и овальные формы дрожжевых клеток, поэтому было сделано предположение, что форма клетки — это фаза жизненного цикла микроорганизма.

    Таким образом, прогресс в познании грибов рода Malassezia лишь к 1996 году позволил авторам Guillot и Gueho установить порядок в таксономии [5]. Они зарегистрировали 104 штамма Malassezia spр., идентифицированных характеристикой ДНК, определяемой методами полимеразной цепной реакции. На основании этих данных они определили и назвали 7 видов рода Malassezia: M. furfur, M. sympodialis, M. obtusa, M. globosa, M. restricta, M. slooffiae и M. pachydermatis [6].

    Биология, физиология, экология Malassezia spp. В связи с проблемами культивирования биология, физиология, экология Malassezia spр. исследована плохо. Основной отличительной особенностью этих дрожжей является их неспособность к ферментации сахаров. Главный источник углерода для них — жиры. Несмотря на то, что микроорганизм можно вырастить в аэробных условиях, он выживает и в анаэробных условиях. Предполагается, что жирные кислоты не являются источником энергии и не участвуют в метаболизме, но представляют собой неотъемлемую составную часть клетки. Обнаруженные липиды внутри клеток эпидермиса имеют состав, необходимый для питания дрожжевых клеток [7]. Сложность получения культуральных экстрактов до последнего времени не позволяла проводить исследования IgE опосредованной реактивности in vivo и in vitro. И только в последние 20 лет появилась возможность определения роли грибов Malassezia spр. в патогенезе атопического дерматита (АД).

    Антигенный состав Malassezia spp. Богатой антигенной структуре липофильных грибов приписывают свойство высокой иммуногенной активности, которая значительно превышает таковую у других представителей дрожжевой флоры, таких как, например, Candida albicans. Способность антигена вызывать индукцию антител в организме человека имеет чрезвычайно широкий полиморфизм. Она зависит как от состояния иммунной системы хозяина, от антигенного состава грибов, так и от особенностей окружающей человека среды (климата, состава воды, моющих средств, инсоляции, температуры, качественного состава сального секрета желез кожи). В настоящее время описано большинство известных антигенов основных видов рода Malassezia, исследована их биохимическая структура, способность к индукции IgE-антител в крови больных атопическим дерматитом, а также получено 13 основных рекомбинантных аллергенов [8, 9].

    Особый тип иммунного ответа, отличный от такового у лиц без аллергии, на антигены Malassezia spp. формируется на протяжении жизни у больных АД. Один из наиболее значимых аллергенов для сенсибилизации организма больного АД — маннан липофильных грибов, вызывающий индукцию специфичных к нему IgE-антител и положительный прик-тест у половины пациентов, сенсибилизированных к Malassezia spp. Многочисленные исследования показали, что у пациентов, страдающих АД, но не ринитом и не астмой, индуцируются IgE-антитела к грибам рода Malassezia [10]. В нескольких фундаментальных биохимических исследованиях была выявлена высокая перекрестная реактивность между антигенами грибов Malassezia spp. и другими дрожжеподобными грибами, такими как Candida albicans, Rhodotorula rubra, Cryptococcus albidus и Saccharomyces spp. Она обусловлена гомологией антигенных детерминант высокомолекулярных маннопротеинов, выделенных из этих грибов. Считается, что первичную сенсибилизацию вызывают грибы Malassezia spp. [11].

    На высвобождение аллергенов на коже влияет, прежде всего, рН на поверхности кожи, которая у пациентов с АД выше, чем у здоровых. Оказалось, клетки M. sympodialis продуцируют, экспрессируют и высвобождают в большом количестве аллергены при наиболее высоких значениях pH. Это особенно характерно для главного аллергена с весом 67-kDa, обозначаемым как Mala s 12 [12].

    Иммунный ответ на Malassezia spp. Существует две противоречивых точки зрения на феномен индукции IgE-антител к антигенам дрожжей, в связи с доказанным фактом о том, что уровни специфических IgE к Malassezia коррелируют с уровнем общего иммуноглобулина Е, но не зависят от тяжести течения АД. Ряд авторов считает, что индукция антител к маннану липофилов — это лишь проявление атопического статуса, так как у 85% больных АД значительно повышен уровень общего IgE, и не является доказательством роли этих микроорганизмов в патогенезе АД. Другие, наоборот, считают, что это наиболее важный триггерный фактор АД.

    Предполагается, что аутореактивность к собственным белкам человека у пациентов с АД играет роль одного из наиболее значимых патогенетических факторов при АД. Один из таких белков, фермент супероксид дисмутазы марганца (СДМ) — MnSOD, индуцируется при стрессовых ситуациях, как клетками организма человека, так и клетками грибов. Доказано, что фермент обладает свойством аллергенной активности (аутоаллерген при АД). Молекулярная мимикрия, приводящая к перекрестной реактивности, такой как сенсибилизация, к MnSOD, может быть первично обусловлена колонизацией кожи больных липофильными грибами [13].

    Таким образом, липофильные дрожжи рода Malassezia, постоянно обитающие на коже человека, у больных АД начинают играть роль сильнейшего антигенного стимула. Если заселение поверхности кожи грибами происходит в первые годы жизни человека, то при наличии атопической предрасположенности оно является одним из первых аллергенов, вызывающих немедленный тип аллергической реакции. Учитывая перекрестную реактивность с другими дрожжеподобными грибами, которые постоянно присутствуют на слизистых оболочках, поступают каждый день с едой, с идентичными ферментами, вырабатываемыми кератиноцитами кожи, продуценты липофилов становятся главными триггерными и патогенетическими факторами АД на протяжении всей жизни.

    Диагностика. Для диагностики АД, отягощенного колонизацией кожи Malassezia spp., используют микологические, иммунохимические, аллергологические методы.

    Микологическое исследование с целью выделения и идентификации липофильных дрожжей рода Malassezia проводят методом соскоба и сбора с поверхности кожи на участке 1 см2 на ватный тампон. Далее производят пересев в трехкратной повторности на элективной среде Notman-агар (LNA): (10,0 г полипептона, 5,0 г глюкозы, 0,1 г дрожжевого экстракта, 8,0 г бычьей желчи, 1,0 мг глицерола, 0,5 г глицеролстеарата, 0,5 мг Tween 60, 10 мл молока и 12,0 г агара на литр). Чашки с посевом инкубируют в термостате при температуре 32 °C в течение двух недель. Видовую идентификацию представителей рода Malassezia проводят по морфологическим (морфология колоний, размер и форма клеток), физиологическим (рост при 37 °C, 40 °C) и хемотаксономическим (каталазная реакция, утилизация Tween 20, Tween 40, Tween 60, Tween 80) признакам. Подсчет средних значений КОЕ/см2 осуществляют в соответствии с количеством колоний, выросших на плашке с пробы, взятой с участка кожи в 1 см2.

    По нашим данным у всех обследованных нами пациентов, страдающих АД, в том числе и детей, а также примерно у 70% здоровых пациентов без заболеваний кожи выделяют дрожжеподобные липофильные грибы рода Malassezia. Численность дрожжей рода Malassezia колеблется в пределах 10–106 КОЕ/см2. Численность дрожжей, выделенных с кожи верхней части тела, как правило, выше на один-три порядка по сравнению с таковой в пробах, полученных от здоровых пациентов. В среднем, численность Malassezia составляла 104–105 КОЕ/см2 у больных и 102 КОЕ/см2 у здоровых.

    Нам удалось выделить четыре вида рода Malassezia: Malassezia sympodialis, Malassezia globosa, Malassezia furfur, Malassezia restricta. Доминирующим во всех исследованных образцах был вид Malassezia sympodialis. Его мы регулярно выделяли с кожи как больных, так и здоровых. Второе место по встречаемости занимают Malassezia globosa и Malassezia furfur.

    Выявление IgE-антител к Malassezia spp. в сыворотке крови пациентов рекомендуется осуществлять иммунохемилюминесцентным методом на приборе UniCAP 100 (Phadia, Швеция) с применением соответствующих реагентов. Мы выявляли IgE-антитела к Malassezia spp. почти у 40% больных и ни у одного из здоровых пациентов (Рис.).

    Средние значения концентрации IgE-АТ в сыворотке крови варьировали от 0,36 kU/l (1 класс) до 68,8 kU/l (5 класс). Наиболее часто их выявляли у больных старше 7 лет, у трех больных в возрасте 5 лет они уже присутствовали в значительной концентрации (более 0,36 kU/l ). Тем не менее, концентрация IgE-антител в группе детей была достоверно ниже (от 0,36 kU/l до 32,0 kU/l, среднее значение 8,06 ± 7,9 kU/l), чем в группе взрослых (от 0,39 kU/l до 68,8 kU/l, среднее значение 19,42 ± 16,7 kU/l) (р < 0,05).

    Таким образом, несмотря на то, что в нашем исследовании IgE-антитела к Malassezia spp. выявляли только у 40% больных, клинические признаки сенсибилизации к дрожжеподобным грибам были отмечены у всех пациентов, включенных в испытание по соответствующим критериям. Присутствие и концентрация антител не зависели от тяжести проявления АД. Ранее выявлено, что у атопических пациентов, страдающих АД, но не ринитом и не астмой, индуцируются IgE-антитела к грибам рода Malassezia, поэтому большинство исследователей считают, что это наиболее важный триггерный фактор АД.

    Таким образом, присутствие IgE-антител к грибам рода Malassezia в сыворотке крови больных АД не является признаком, определяющим тяжесть заболевания, но представляет собой маркер хронического течения АД. Весьма маловероятен факт, что в ходе «атопического марша» появление IgE-антител к грибам рода Malassezia в крови детей будет сопутствовать трансформации АД в ринит или астму с полной ремиссией дерматита. Вид и численность дрожжей рода Malassezia на коже не влияют на сенсибилизацию к этим грибам, то есть нет дозозависимого эффекта между уровнем антител и степенью колонизации грибов на коже. Полученные данные показывают, что видовой и количественный состав липофильных грибов, обитающих на коже, не влияет на патогенетический механизм АД.

    Лечение АД с колонизацией кожи Malassezia spp.

    Характерными чертами клинической картины АД у больных с поражением кожи верхней части тела являются связь обострений с респираторными инфекциями, с использованием в питании продуктов, содержащих дрожжеподобные грибы и легкоусвояемую углеводистую пищу, белый дермографизм кожи, низкий терапевтический эффект от антигистаминных препаратов и топических кортикостероидов, тяжелое течение заболевания. Большинство наших пациентов (63%) связывали обострение заболевания с употреблением в пищу продуктов, содержащих сахарозу, крахмал, муку спустя более 24 часов. Девять взрослых пациентов отмечали, что при приеме спиртных напитков, преимущественно вина и шампанского, в течение 2–5 часов у них появлялись яркая гиперемия и зуд кожи лица. У всех детей заболевание значительно обострялось после употребления пищи, содержащей дрожжи (хлеб, сдобные изделия) и сахар в течение суток. В этой связи наиболее значимыми в терапии больных, сенсибилизированных к дрожжам, является соблюдение диеты с пониженным содержанием легкоусвояемых углеводов, продуктов, способствующих брожению, и, самое главное, дрожжесодержащих ингредиентов. К таковым относятся, прежде всего, мучные изделия, содержащие пекарские дрожжи Saccharomyces spp., пиво, квас, шампанское, вино. Практически во всех консервированных соках, овощных консервах, морепродуктах находят дрожжеподобные грибы, такие как Rhodotorula spp. Повышенное содержание сахара в желудочно-кишечном тракте способствует брожению и размножению дрожжей рода Candida.

    Удачные попытки проведенных контролируемых клинических испытаний системных антифунгальных препаратов в терапии больных АД не оставляют сомнений в том, что патология иммунного ответа атопических пациентов на грибы — комменсалы кожи человека, является одним из наиболее значимых факторов патогенеза АД. То есть снижение концентрации антигенных молекул дрожжей в организме, способных вызывать индукцию IgE-антител, приводит к весьма ощутимому терапевтическому эффекту. Но вопрос о тактике ведения больных с АД остается открытым. Элиминация дрожжей из организма не является окончательной целью лечения, так как в отсутствии резидентной флоры кожи значительно возрастает риск заражения патогенными микроорганизмами. Истинное решение проблемы состоит в том, чтобы найти то «золотое равновесие», при котором, даже учитывая индукцию IgE-антител к дрожжам, не наблюдают воспаления кожного покрова, то есть достигается симбиотический баланс. Назначение антимикотиков (Орунгал, Дифлюкан) целесообразно проводить только короткими курсами, в период обострений, с целью кратковременного снижения аллергенной экспозиции на атопический организм. Существует множество работ, в которых проводили подбор доз и продолжительности курсов лечения системными антимикотическими препаратами. Предлагают введение фунгицидных препаратов низкими дозами в течение длительного периода более 6 мес. Так, например Оргунгал назначают по 200 мг в сутки в 1–2 приема в течение 2 недель. При отсутствии положительного эффекта через 2 недели, лечение следует продолжать еще в течение 2 недель. Однако побочные эффекты от длительного приема системных антимикотиков представляют собой серьезную проблему, которую нельзя не учитывать при назначении столь пролонгированного курса. Именно поэтому, несмотря на удачные попытки лечения фунгицидами, в стандарт лечения атопического дерматита эти препараты пока не включены. И единого мнения по этому вопросу в литературе пока нет [14, 15].

    Использование местных мазевых препаратов, обладающих антимикотическим эффектом, таких как тербинафин, клотримазол, пиритион цинка и другие, дает менее выраженный, но все же положительный терапевтический эффект. Включение их в терапию АД, несомненно, представляет собой важный компонент, так как эти препараты не обладают системным токсическим свойством и синдромом отмены, характерным для топических стероидов. Кроме того, не следует забывать, что в повседневный уход за телом должны быть включены косметические средства по уходу за кожей волосистой части головы и гели для душа, обладаюшие мягкой фунгицидной активностью (шампуни Низорал, Фридерм деготь, Скин-кап), которые пациенты должны использовать регулярно с целью снижения численности липофильных дрожжей на коже.

    В последнее время все чаще в периодической литературе обсуждаются вопросы о полиморфизме генетических и сенсибилизирующих факторов в иммунопатогенезе АД. Отсутствие IgE-опосредованной реактивности у 20% больных АД при совершенно аналогичной клинической симптоматике предполагает комбинацию сложных реакций, включающих неадекватный иммунный ответ на комменсалы кожи, такие как грибы Malassezia spp. и Staphylococcus aureus. Уникальные свойства липофильных грибов Malassezia позволяют им присутствовать на коже организма человека в течение всей жизни практически беспрепятственно. Их защитную роль как антибактериального и антифунгицидного агента, как ультрафиолетового фильтра и опухолевого депрессанта трудно переоценить. Яркое свойство супрессивного и стимулирующего эффекта на иммунную систему дает возможность переживать различные полиморфные неблагоприятные условия окружающей среды и состояния самого человека. Поражение кожного покрова лица, шеи и плеч — это характерный признак гиперчувствительности к Malassezia spp., который наблюдают примерно у 30–40% всех больных АД. Таким образом, сенсибилизация к грибам рода Malassezia является одним из наиболее значимых триггерных факторов в патогенезе АД.

    www.lvrach.ru

    Грибок малассезия у собак: лечение

    Малассезия является симбиотическим организмом, живущим на коже собаки. Лечение дрожжевого грибка начинается только в случаях агрессивного поведения последнего. В норме малассезия тесно сотрудничает с иммунитетом собаки: обеспечивает особую защиту кожным покровам, препятствует проникновению болезнетворных микроорганизмов. Возбудитель получает защиту и теплую среду обитания. Пожалуй, лишь у северных пород выявлено отсутствие патогенов.

    Malassezia pachydermatis выбирает носителя среди теплокровных животных, птиц. Воспалительный процесс чаще начинается в районе ушей, пальцев лапок, вокруг губ и анального отверстия. Есть мнение, что некоторые породы больше предрасположены к развитию агрессивного воспаления. У них количество грибка при отсутствии общей инфекции значительно выше других собак: таксы, спаниели, некоторые виды терьеров, немецкие овчарки.

    Зависимости частоты возникновения малассезии от половой принадлежности не выявлено. Возраст также критической роли не играет. Иногда грибок ухитряется забраться даже на внутренние, слизистые оболочки. Его находят внутри прямой кишки, влагалища, в параанальных железах. При травмировании кожи количество особей популяции резко возрастает. Целая колония симбиотических организмов старается подавить нежелательный рост патогенной микрофлоры. Визуально такое течение воспалительного процесса определяется мощным поражением кожи.

    Скорость размножения грибка определяется способом размножения – почкование. Поэтому любое резкое изменение уровня иммунитета вызывает мгновенную реакцию в колонии. Речь идет даже о незначительном отите, простуде. Единственная положительная особенность патогена заключается в том, что собаки поражаются только одним видом возбудителя. Всего обнаружено более десятка разновидностей малассезии.

    Причины развития малассезии

    Основная причина перехода дрожжевых грибков в состояние нападения на хозяина – ослабление иммунитета. Снижение защитных функций иммунитета может происходить наследственно, либо хронически. Первая разновидность показывает себя в раннем младенчестве, собака заболевает различными кожными болезнями, часто непредсказуемыми. Предугадать воспалительный процесс бывает затруднительно.

    Хронические болезни – главная причина подрыва состояния здоровья собаки. Внезапно прогрессируя, заболевание подрывает защитные свойства организма. Хронический недуг способен исподволь подавлять иммунитет. Тогда кожные микроорганизмы воспринимают наружный покров как агрессивную среду, начинают выказывать защитнические свойства.

    Обычные инфекционные заболевания также являются отличным источником проблем иммунного характера. Распространенные кожные заболевания – дерматиты, лишай – провоцируются изначально низким уровнем антител. Добавляется патогенное воздействие грибка. Фактически возбудитель воспринимает снижение иммунитета как сигнал к бурному размножению. Представляя собой колонию, близкую растительному происхождению, мицелий гриба быстро расползается по туловищу собаки. Неудивительно, что первыми страдают наименее защищенные, чувствительные участки тела.

    Причиной стремительного развития грибка также становится аллергия. Частая гостья чувствительных пород, аллергическая реакция сильно снижает иммунитет. Помимо чисто клинической картины, наблюдаются различные симптомы. Наиглавнейшим стимулом к массовому размножению становится чесотка. Зуд, заставляющий собаку тщательно, планомерно расчесывать кожу, повреждает наружный слой эпидермиса. Трещина притягивает болезнетворные микроорганизмы, начинается война за свободное пространство – подключаются симбионты.

    Любые кожные патологии вызывают стремительное развитие грибка. Особенно опасной становится себорея. Болезнь провоцирует чрезмерное отделение кожного секрета, кожа покрывается огрубевшими чешуйками. Смена привычной среды обитания наружных симбионтов пагубно сказывается на самочувствии колонии. С точки зрения ушных проблем, влияет повышенное образование ушной серы. Избыток серного экссудата препятствует нормальному воздухообмену, затрудняет образование естественного защитного слоя кожи.

    Различные гормональные средства нарушают естественное функционирование определенных органов. Происходит перераспределение обязанностей: эндокринная система вырабатывает меньше жизненно важных гормонов. Тогда кожа собаки страдает, как первый защитный барьер на пути патогенов. Другие лекарственные средства способны серьезно ослабить иммунитет. Классическим примером становится использование антибиотиков. Быстро справляясь с вирусным, бактериальным источником инфекции такие лекарства серьезно подрывают врожденную защиту. Иммунитет слабеет. Иногда одновременная дача поддерживающих иммунитет средств становится настоящей палочкой-выручалочкой для здоровья собаки.

    Физическую целостность кожного покрова обеспечивает сочетание выделений кожных желез, гормональный фон, комфортная внешняя среда. Частое непреднамеренное смывание выделений эпидермиса при использовании шампуней, очистительных спреев со временем может пагубно повлиять на защитные свойства кожи. Также не соблюдение гигиенических норм содержания может отразиться негативно. Зная, что грибки любят теплую, влажную среду, важно своевременно ухаживать за ушками собаки. Особенно предостережение касается длинноухих пород.

    Длинношерстные породы собак чаще сталкиваются с проблемной кожей. Невозможность нормально проветривать наружный слой эпидермиса становится настоящей проблемой. Длинная шерсть имеет свойство спутываться, образовывать колтуны, препятствовать воздухообмену. Повышенная температура тела вызывает скоростную реакцию размножения. Для короткошерстных пород собак характерна другая сторона вопроса: оседание грязи.

    Чрезмерная влажная среда также пагубно сказывается на защитных свойствах кожи. Особенно зимой лапки подвержены значительному воздействию внешней среды. Реагенты, химические вещества, покрывающие асфальт, разъедают нежную кожу конечностей собаки. Также оказывает влияние повышенная влажность воздуха, соприкасающихся поверхностей. Для профилактики образования малассезии нужно ежедневно тщательно промывать, высушивать лапы питомца.

    Основным визуальным симптомом является появление сильного изматывающего зуда. Чаще грибок начинает свое продвижение с морды, ушей. Там появляются различные точки, пятнышки воспаленного красного цвета. Собака неистово чешется, усугубляя ситуацию. Когда дрожжевые организмы начинают агрессивный путь по всей поверхности тела, речь идет о генерализованной форме. Сочетание зуда, воспаленной кожи и грибков приводит к изменению структуры наружного кожного покрова. Кожа становится излишне жирной, неприятной на ощупь, становятся ощутимы чешуйки эпидермиса.

    Если поражение захватило лапы, наблюдается следующая картина. Пес постоянно лижет лапы, чешет. Колония размножается сильнее во влажной, теплой среде. Ситуация ухудшается с каждым днем. Начинает выпадать шерсть, кожа животного становится плотнее, отечнее. Часто малассезию сопровождает симптом потемнения кожи. Неприятным соседством становится образование колонии ушных клещей. В сочетании с грибками уши собаки испытывают все большую нагрузку.

    Помимо визуальных наблюдений, основным способом определения возбудителя болезни является забор кожных анализов. Результат смыва на грибковую колонию будет положительным. Проводить лечение, полагаясь на внешние проявления, нецелесообразно. Часто малассезию путают с проявлением аллергической реакции. Покрываясь сыпью, вид кожи становится схож с аллергическим дерматитом.

    Смыв покажет количество грибков. Условной нормой считается объем не превышающий 1 колоние-образующую единицу. Однако некоторые породы диагностируют в подмышечной впадине до 10 КОЭ, это считается нормой. Поэтому эффективнее использовать метод высевания на питательную среду.

    Способы борьбы сводятся к созданию условий невозможности существования. Отличным методом является использование мазей, шампуней на основе серы, хлоргексидина. Некоторые владельцы ухитряются использовать человеческие средства гигиены. Например, широко известный шампунь против перхоти содержит некоторый набор микроэлементов, которые успешно борются с грибками.

    Мази наносятся дважды в день, общая продолжительность лечение может составлять несколько месяцев. Также используются другие лекарственные средства: кломитразол, флуконазол. Иногда лечение противогрибковыми препаратами начинается до установления точного возбудителя. Если результат лечения оказывается положительным, терапия подобрана верно.

    Сопутствующие болезни лечатся специфическими препаратами. Важно весь курс лечения проводить периодические осмотры собаки. Некоторые противогрибковые мази могут действовать негативно. Поэтому при возникновении неожиданной рвоты, поноса, угнетенного состояния, обращайтесь к ветеринару, прекращайте прием лекарств.

    Успешность излечения напрямую зависит от причин развития болезни. Если причина кроется в наличии различного рода заболеваний, обычно достаточно устранить пагубные факторы внешней среды, вылечить основной недуг. Собак с породной предрасположенностью будет ждать пожизненное лечение стимулирующими иммунитет средствами, симптоматическая дача противомикотических препаратов. Кожные покровы надлежат периодическому обрабатыванию.

    nicedoctor.ru

    Сeборeйный дeрмaтит. Причины и лечение

    Сeборeйный дeрмaтит — это заболевание кожи волосистой части головы и лица, которое возникает при избыточной колонизации кожи грибком malassezia furfur.

    Грибок живет на коже, где большое количество сальных желез: голова, нос, лоб, реже — область грудины и межлопаточная зона.

    Причины возникновения сeбoрeйного дeрмaтита

    У большинства людей есть на коже грибок malassezia furfur, но не у всех развивается себорейный дерматит.

    Дело в том, что на рост грибка влияет много факторов — это диета, вредные привычки, наследственная особенность состава кожного сала, гормональные изменения и ряд других факторов. При неблагоприятных для организма условиях и при наличии благоприятных условий для развития грибка, его количество возрастает, и он вызывает заболевание.

    Для определения оптимального метода лечения себорейного дерматита необходимо провести консультацию у специалиста нашей дерматологической клиники Евродерм, который на основании Ваших жалоб, формы болезни и ее течения, сможет подобрать для Вас индивидуальную программу лечения.

    В юношеском возрасте, когда гормональный фон повышается, увеличивается активность работы сальных желез и как следствие возрастает риск появления себорейного дерматита.

    Симптомы сeборeйнoго дeрмaтита

    При локализации на коже волосистой части головы себорейный дерматит сопровождается избыточным шелушением кожи и как следствие появлением перхоти. На коже лица и туловища себорейный дерматит проявляется красными пятнами, иногда с шелушением, или наслоением жирных чешуек. Заболевание склонное к хроническому течению и периодическими обострениями в осенне-весенний период. Симптомы могут обострятся при нарушениях диеты, употреблении избыточного количества сахара, пряностей, алкоголя.

    Диагностика сeбoрeйного дeрмaтита

    В большинстве случаев диагностика сeборeйнoго дeрмaтита не составляет труда и диагноз ставится на основании клинических проявлений. В ряде случаев нужно проводить дифференциальную диагностику между себорейным дерматитом и псориазом, розацеа, угревой болезнью. Но следует отметить, что нередко наблюдается сочетание себорейного дерматита кожи головы и других дерматозов, например розацеа.

    Выделения грибка не производится, так как он может присутствовать и на здоровой коже. В диагностике себорейного дерматита помогает дерматоскопия и дерматотрихоскопия. Этот метод позволяет визуализировать воспаление на коже головы, определить наличие шелушения, а также контролировать эти симптомы в процессе лечения.

    Лечение сeбoрейного дeрмaтита

    При сeбoрeйном дeрмaтитe очень важно подобрать правильный уход за кожей лица и волосистой части головы. Кроме того, иногда назначаются местные противовоспалительные препараты.

    Очень эффективна при себорейном дерматите фототерапия. Она позволяет быстрее добиться результата и максимально продлить ремиссию. При себорейном дерматите фототерапия проводится в интенсивном лечебном режиме 3 раза в неделю, а также в поддерживающем режиме 1-2 раза в неделю.

    Уход при сeбoрейном дeрмaтите лица должен включать:

  • увлажнение
  • отшелушивание
  • противовопалительные косметические средства
  • При себорейном дерматите волосистой части головы необходимо подобрать:

  • лечебный шампунь с отшелушивающими и/или противогрибковыми средствами
  • шампунь для постоянного применения, и для чередования с лечебным шампунем
  • при необходимости увлажняющий уход для кожи головы: маска, эмульсия, крем

Существует огромное количество косметических средств для ухода за кожей при сeборeйном дeрмaтите, но хороших средств не так много, поэтому стоит доверить врачу не только лечение обострения себорейного дерматита, но и подбор средства для ухода за кожей лица, и волосами.

www.euroderm.com.ua

Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *