Смотреть полностью Культура стыда и чести Культуролог Н. Особенно большой вклад в этот цивилизационный процесс внесло придворное общество: Стремления и усилия отдельных людей могут совпадать или быть разнонаправленными, однако историческим фактом является то, что в результате сложения в общем целенаправленных и рациональных действий отдельных людей возникает такой порядок, которого никто не предусматривал и не планировал. В сравнении с человеком он может определяться как природный или естественный порядок, и как то, что Гегель назвал сверхиндивидуальным"духом" Если попытаться дать простой образ, характеризующий процесс цивилизации, можно сравнить поведение человека на пустынной дороге и на улице большого города. Продуваемая ветрами и поливаемая дождями ухабистая лесная дорога символизирует простое, основанное на натуральном хозяйстве военизированное общество. Главная опасность на ней —— разбойники или хищники, и поэтому путник все время готов схватиться за оружие. Напротив, структура городского ландшафта задает совсем иную модель психики. Здесь опасность разбойного нападения сведена до минимума, но зато многократно увеличивается возможность попасть под колеса автомобиля или натолкнуться на встречного прохожего, а это приводит к усилению сдержанности, самодисциплины, предусмотрительности. В современном обществе главная опасность состоит в неконтролируемых аффектах, под влиянием которых человек может совершить незапланированное, нерациональное и тем самым социально опасное действие.

Быстрая помощь студентам

Исторические изменения в соотношении постыдного и внестыдного показаны на примере разных антропологических типов. Соловьев утверждал, что самоочевидность переживания стыда глубже самоочевидности картезианского мышления: Человек правильно видит себя только в минуты стыда - эту мысль высказывает К. Льюис уже в ХХ веке [ В этом отношении важную роль в формировании современной как западной, так и российской культуры сыграло понимание пространств постыдного и внестыдного в античном и средневековом обществах.

Древнегреческая крито-микенская культура — представитель ранних монархий.

АСПЕКТЫ АРАБСКОЙ КУЛЬТУРЫ Ложь весьма распространена среди Они сами могут отказаться от мести только из-за страха, и никакого В чем главная разница между Востоком и Западом Восток - это культура стыда.

Социологическое понимание стыда, понятие и характеристика культуры стыда. Содержание поступков, вызывающих чувство С. Соловьев"Оправдание труда" впервые указал, что С. С точки зрения эволюционной можно считать установленным факт постепенного совершенствования идеи С. Стремление избежать чувства стыда можно назвать стыдливостью. Стыд является регулятором и ограничителем человеческой деятельности, позволяющий соблюдать правила общественного и личного поведения.

Психологическая реакция на стыд противоположна реакции на чувство вины: Чтобы избавиться от стыда, индивид должен доказать, что он не слаб, что он может победить того кто его опозорил. Стыд - несколько примитивная реакция, но чувство вины может возникнуть лишь тогда, когда у индивида развита совесть, то есть — иначе - когда он осознает и принимает моральные ценности своего круга.

Если стыд есть эмоция, то вина есть осознание, то есть продукт сознания и мышления.

Основные проблемы и направления этнопедагогики и этнопсихологии. Культурная идентичность современного школьника. Этнопсихологические особенности общения и социальной регуляции поведения. Особенности вербальной и невербальной коммуникации в различных культурах. Вайнера и исследования атрибуции.

Культура стыда, к которой, надеюсь, мучительно ищет дорогу наше общество, еще на родилась. И в зазоре между культурой страха и культурой стыда.

Он как бы говорил на непонятном ему языке. Оно нуждается в дополнительной интерпретации, включении в некоторый значительно менее организованный контекст. В первом случае формообразующий импульс состоит в уподоблении данной семиотической системы естественному языку, во втором — музыке. Во-вторых, следует учитывать, что между структурой текста и осмыслением этой структуры на метауровне общего культурного контекста могут быть существенные расхождения.

Не только отдельные тексты, но и целые культуры могут осмыслять себя как ориентированные на канон. Но при этом строгость организации на уровне самоосмысления может компенсироваться далеко идущей свободой на уровне построения отдельных текстов. Разрыв между идеальным самоосмыслением культуры и ее текстовой реальностью в этом случае становится дополнительным источником информации. Например, тексты основоположника русского старообрядческого движения протопопа Аввакума им самим осмысляются как ориентированные на канон.

Более того, борьба за культуру, строящуюся как выполнение строгой системы заранее данных правил, составляла его жизненную и литературную программу. Однако реальные тексты Аввакума строятся как нарушение правил и канонов литературы. Чувство неестественности прерывистых и скачкообразных движений возникает именно при взгляде на заводную куклу или марионетку, в то время как неподвижная кукла, чье движение мы себе представляем, такого чувства не вызывает.

Специфика куклы как произведения искусства в привычной нам системе культуры заключается в том, что она воспринимается в отношении к живому человеку, а кукольный театр — на фоне театра живых актеров.

Вы точно человек?

При этом стыд — это результат нарушения определенных правил, норм, порядков. Вина — продукт индивидуального сознания. Вина в этом случае переживается личностью как разлад с собственной совестью, как результат нарушения приватных, внутренних установок. Впервые эти понятия были сформулированы в книге американского специалиста по культурной антропологии Рут Бенедикт"Хризантема и меч.

Диссертация года на тему Феномен страха в античной культуре и долга, стыда и многих других, с одной стороны, и феномена страха, с другой .

Особенно большой вклад в этот цивилизационный процесс внесло придворное общество: Стремления и усилия отдельных людей могут совпадать или быть разнонаправленными, однако история показывает, что в результате сложения в общем-то целенаправленных и рациональных действий отдельных людей возникает такой порядок, которого никто не предусматривал и не планировал. Если попытаться дать простой образ, характеризующий процесс цивилизации, можно сравнить поведение человека на пустынной дороге с поведением на улице большого города.

Продуваемая ветрами и поливаемая дождями ухабистая лесная дорога символизирует простое, основанное на натуральном хозяйстве военизированное общество. Главная опасность на ней — разбойники или хищники, поэтому путник в любой момент готов схватиться за оружие. Напротив, структура городского ландшафта задает совсем иную модель психики. Поскольку здесь опасность разбойного нападения сведена до минимума, но зато многократно увеличивается возможность попасть под колеса автомобиля или натолкнуться на встречного прохожего, это приводит к усилению сдержанности, самодисциплины, предусмотрительности.

В современном обществе главная опасность состоит в неконтролируемых аффектах, под влиянием которых человек может совершить незапланированное, нерациональное и тем самым социально опасное действие. Дифференциация людей, все возрастающая степень взаимозависимости и необходимости согласованных действий приводят к возрастанию самоконтроля и самопринуждения. Кроме того, эта победа не привела к полному изгнанию аффектов, желаний и фантазмов.

Если воображаемое для средневекового человека было тождественным реальному и он строил свое поведение в соответствии с символическими культурными кодами, то начиная с Нового времени граница между реальным и иллюзорным, субъективным и объективным проводится по-новому.

Культуры «вины» и культуры «стыда»

Культурная вариативность регуляторов социального поведения Стефаненко Т. Регулятивная функция культуры Во второй половине века ни у кого не вызывает сомнения, что основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики, является культура, даже если учитывать многозначность этого понятия. Но культура не только многоаспектна, но и многофункциональна. Мы не случайно сделали оговорку о разной мере регуляции поведения культурой: Кроме того, как совершенно справедливо отмечает Ю.

Страх, как отмечает Юрий Михайлович Лотман, присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха.

Вина и стыд как механизмы социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы,т. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм. Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины.

Страх, как отмечает Ю. Лотман, присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха существуют и специфически человеческие, сформированные культурой механизмы, гарантирующие соблюдение нравственных норм[Лотман,]. Рассматривая эти регуляторы человеческого поведения в качестве стержневого измерения культур, Р. В культуре, где принадлежность к определенной группе значит больше, чем сохранение индивидуальности, а главным механизмом социального контроля является стыд, у человека формируется привычка соотносить свои действия с моральными оценками окружающих.

Вина и стыд как механизмы социального контроля

Вина и стыд как механизмы социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы,т. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм.

Актуальность темы исследования. Культура создала три основных ценностных механизма регулирования поведения людей: стыд, вина и страх .

Вы, конечно же, слышали про Культуру Стыда и Культуру Вины. Вкратце, почему немец не пойдёт в обеденный перерыв тырить у сослуживцев мелочь по карманам? Потому что немец знает — после совершения акта воровства, его будет грызть чувство вины. Особенно в том случае, если немца не поймают и он останется безнаказанным. Этот немец — представитель Культуры Вины. А почему японец не будет шарить по курткам своих узкоглазых коллег?

Потому что его могут за этим делом застукать, и ему станет очень стыдно. Потому что для представителя Культуры Стыда главное — это мнение окружающих. Вот у нас в России — какая культура? Культура Вины или Культура Стыда? Что главное для нашего человека — хорошо выглядеть в собственных глазах или хорошо выглядеть в глазах окружающих? Единого мнения на этот счёт, насколько мне известно, нет. Как правило, интеллигенты говорят уклончиво — дескать, мы одновременно испытываем и Вину и Стыд.

Ну, как обезьянка в том анекдоте про умных и красивых зверей.

Книга Рут Бенедикт «Хризантема и меч»

Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм. Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины.

В данной статье автор подчеркивает, что культура стыда является отличительной Согласно Платону стыд есть «страх дурной молвы», подобное.

Основным же мотивом японцев является забота о собственной репутации, производимом на других впечатлении. Это устойчивая исторически сложившаяся психологическая установка японцев. Японец не мыслит себя вне семьи, общины, группы и потому ориентируется исключительно на эту группу, а не на высшие универсальные принципы. Так возник удивительный феномен японской культуры, ставшей"культурой стыда" в отличии от европейской"культуры вины".

В отличии от европейца, которого тяготит вина, японцу ни исповедь, ни раскаяние облегчение не принесут. В своем поведении он ориентируется на мнение и оценку других и боится позора. Культура стыда - автор термина - Рут Бенедикт,"Хризантема и меч. Модели японской культуры" - модель культуры, при которой центральное значение придается переживанию стыда и позора. Многие восточные культуры построены на культуре стыда.

Основным мотивом японцев является забота о собственной репутации, производимом на других впечатлении. Нарушенный ритуал - это позор. Искупить это позор можно только соблюдением ритуала. Культура вины - традиция, при которой центральное значение придается переживанию человеком вины за свои ошибки. Более распространена в европейской цивилизации.

Тема: Культурная вариативность регуляторов социального поведения

Вкратце, почему немец не пойдёт в обеденный перерыв тырить у сослуживцев мелочь по карманам? Потому что немец знает — после совершения акта воровства, его будет грызть чувство вины. Особенно в том случае, если немца не поймают и он останется безнаказанным. Этот немец — представитель Культуры Вины.

Повсюду чувство вины рождается из страха наказания. противопоставила западную культуру переживания чувства вины японской культуре стыда.

Если в страхе всегда есть нечто животное, родовое, и поэтому страх телесного наказания культивируется в патерналистских обществах, основанных на личностных отношениях, то чувство стыда уже связано с некоторыми формальными отношениями. Из-за страха потерять уважение в глазах окружающих человек весьма озабочен своим внешним видом, манерами, речью, поведением и т. Страх и разумность вовсе не исключают друг друга. Отсутствие страха не случайно характеризуется как безрассудство.

Поэтому можно даже предположить, что страх является не чем иным, как формой рационализации чувственности, способной приостановить аффективное поведение. Неудивительно, что страх культивируется не только на индивидуальном, но и на общественном уровне. Сегодня именно благодаря разумности возникает страх войны, экологической катастрофы, эпидемических заболеваний и т. Взаимосвязанность страха и разума была выявлена экзистенциальной философией, представители которой парадоксальным образом использовали страх перед ничто для доступа к подлинному бытию.

Доказывая существование ничто ссылкой на ужас, охватывающий человека перед бездной, Хай-деггер, по сути дела, воспроизвел религиозный опыт страха перед леденящим душу взором бога-судьи. Таким образом, страх не только не преодолевается по мере развития общества, но, напротив, тщательно культивируется. Человек, переживший в детстве опыт страха, получает мощную психическую энергию, которая может служить носителем высших духовных ценностей.

Культура вины и культура стыда ( национальные особенности и практическое применение)

В этнографии и социологии после работ Леви-Строса утвердилось определение культуры как системы дополнительных ограничений, накладываемых на естественное поведение человека. Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр. С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения.

Вы, конечно же, слышали про Культуру Стыда и Культуру Вины. Вкратце, почему немец не пойдёт в обеденный перерыв тырить у сослуживцев мелочь.

Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр. С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения.

Однако такое отождествление объясняет далеко не все. Однако и крестьянский мир внутри себя организуется стыдом. По отношению к барину допустимы действия, которые внутри крестьянского мира считаются стыдными. Описания, основанные на выделении норм, нарушение которых в данном коллективе стыдно, и тех, выполнение которых диктуется страхом, могут стать удобной основой для типологических классификаций культур.

Соотношения этих двух типов нормирования поведения человека в коллективе могут существенно варьироваться. Однако наличие обоих и их различение, видимо, существенно необходимо для механизма культуры. Можно гипотетически выделить три этапа в их историческом соотношении: Превращение физиологии в культуру регулируется стыдом.

Педофилия. Сорванные дамбы социального страха под давлением непреодолимого влечения