Переведите на английский язык следующий текст, выполняя необходимые преобразования выделенных единиц. К произведению старого искусства правомерно подходить как к предмету дешифровки, пытаясь выявить особый язык художественных приемов, то есть специальную систему передачи того или иного содержания на плоскости картины. Трудности подобной дешифровки определяются тем обстоятельством, что нам обычно не известны с достаточной полнотой не только приемы выражения, но и само содержание древнего изображения. При этом ключевое значение в расшифровке языка или языков средневековой живописи -- значение, которое правомерно, пожалуй, сравнить с ролью билингв двуязычных текстов при лингвистической дешифровке, -- имеют произведения иконописного мастерства. — , , . , , , .

Театральный роман [1/10]

Мне 25 лет, нахожусь в Великобритании. С недавнего времени у меня возник панический страх неотвратимости смерти, что когда-нибудь она придет ко мне. Это у меня началось буквально с неделю назад.

Мы видели, мысль о смерти пробуждает тяжелый, мистический и « неприличным», — это не жизненный инстинкт, а только жалки обрывок. друг другу настроения: страх смерти и чувство неспособности к жизни, . На-те, вы унизили меня, так я еще пуще сам унижусь, вот смотрите, любуйтесь.

И тут же столкнулся с еще более ужасной мыслью о том, что… а ну как выйдет такой, как Ликоспастов? Осмелев, скажу и больше: И вообще, раньше чем этим словом швыряться, надо бы узнать поточнее, что такое неврастения, да рассказы Измаила Александровича послушать. И сейчас я слышу в себе, как взмывает моя мысль, и верно, что я неизмеримо сильнее как писатель всех, кого я ни знаю.

Не может быть, чтобы голос, тревожащий сейчас меня, не был вещим. Ничем иным я быть не могу, я могу быть одним — писателем. Пока перемогала кровь материнская, он держался, верил в себя и побеждал, когда она исчерпалась, истратилась на борьбу и осталась лишь отцовская, — погиб. Вот подлинные рамки его судьбы.

Из древневавилонской поэзии Третий базальный комплекс, названный Хуаном Матусом"жалостью к себе" - , - это, главным образом, реакция либо рефлексия на два предыдущих комплекса - страх смерти и чувство собственной важности. Вне иных базальных структур страх смерти, ЧСВ этот комплекс не существует, но роль его в обслуживании комплексов столь значительна, что он не может не рассматриваться отдельно. Кроме того, жалость к себе обладает спецификой в феноменологическом смысле - проще говоря, она выражает себя отдельной и легко идентифицируемой гаммой эмоциональных переживаний и чувств.

Жалость - всегда жалость, и поскольку толтеки занимались эмпирическими исследованиями своей психологии, они не могли не ощутить разницу между жалостью и страхом, жалостью и гордостью, и т.

Гибель любви хуже смерти. С таким Он не может понять, почему ему больно, так как страх «меня не любят» заблокировал разум. . дел, новое разочарование, страх перед будущим, злость, желание унизить, желание отомстить и т. д. И обидно, когда этот жалкий человек не ценит моего благодеяния.

Как раз в день самоубийства Сергея Леонтьевича Максудова, которое произошло в Киеве весною прошлого года, я получил посланную самоубийцей заблаговременно толстейшую бандероль и письмо. В бандероли оказались эти записки, а письмо было удивительного содержания: Сергей Леонтьевич заявлял, что уходя из жизни, он дарит мне свои записки с тем, чтобы я, единственный его друг, выправил их, подписал своим именем и выпустил в свет.

Странная, но предсмертная воля! В течение года я наводил справки о родных или близких Сергея Леонтьевича. Он не солгал в предсмертном письме - никого у него не осталось на этом свете. И я принимаю подарок. Таким образом, записки Максудова представляют собою плод его фантазии, и фантазии, увы, больной.

«Театральный роман» — Михаил Булгаков, Страница 2

Как средина небес, сердце бога далеко, Познать его трудно, не поймут его люди. Из древневавилонской поэзии отрывок из книги"Человек неведомый" Третий базальный комплекс, названный Хуаном Матусом"жалостью к себе" - , - это, главным образом, реакция либо рефлексия на два предыдущих комплекса - страх смерти и чувство собственной важности. Вне иных базальных структур страх смерти, ЧСВ этот комплекс не существует, но роль его в обслуживании комплексов столь значительна, что он не может не рассматриваться отдельно.

Кроме того, жалость к себе обладает спецификой в феноменологическом смысле - проще говоря, она выражает себя отдельной и легко идентифицируемой гаммой эмоциональных переживаний и чувств. Жалость - всегда жалость, и поскольку толтеки занимались эмпирическими исследованиями своей психологии, они не могли не ощутить разницу между жалостью и страхом, жалостью и гордостью, и т. Впоследствии видящие открыли, что жалость к себе, кроме того, - отдельный психоэнергетический феномен, отдельная сила,"третий ремень", фиксирующий позицию точки сборки.

Подготовка к смерти – важнейшее дело нашей жизни. факт смерти, этим снижается тревога и до определенной степени страх смерти. как нам кажется, живых – мертвецами, Он вовсе не желает оскорбить или унизить нас. пользуемся, – всего лишь жалкие обломки однажды утраченного богатства.

Чувство, которое унижает Заложники жалости. Чувство, которое унижает Где находится та грань, которая отделяет жалость, унижающую достоинство человека, мешающая ему развиваться и брать ответственность на себя, и позитивное сострадание, способное дать ему силы преодолеть трудности? Всегда ли нужно жалеть человека? И так ли уж безобидна жалость? Марина Голомолзина, журналист — Жалко его, не могу бросить. Без меня сопьется совсем, пропадет… — Жаль будить ребенка по утрам.

Еще узнает, что такое хронический недосып. Жаль ее — у нее было трудное детство. Наверное, вы встречали таких людей, которые в отношениях с другими руководствуются чувством жалости. В обществе жалость в целом воспринимается позитивно, а люди, жалеющие других, считаются хорошими и добрыми. Никогда не пройдут мимо чужого горя, будут возиться со всяким, кто слабее, кто по каким-то причинам не может сам за себя постоять, находится в трудной ситуации.

Однако где находится та грань, которая отделяет жалость, унижающую достоинство человека, мешающая ему развиваться и брать ответственность на себя, и позитивное сострадание, способное дать ему силы преодолеть трудности? Давайте ответим на эти вопросы с помощью Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Ужасный страх смерти (как таковой)

Деформации страха смерти в сознании человека. Первейшей и наиболее явной маской страха смерти является страх одиночества. Общаясь с себе подобными, мы так или иначе делимся с ними своим внутренним бытием, делая его как бы шире, и радуемся призрачному своему продолжению, отдавая другим часть своей энергии и получая соответственно от них — данный процесс носит обоюдный характер.

Мне страшно представить, сколько судеб было сломано лишь (ага, я тоже всегда хотел написать пост со словами «жалкие людишки») >>Они прибегают к самому гнусному и дешевому способу — унизить другого даже за врачебную ошибку со смертью пациента не наказывают.

Рассмотрим подробнее возможные приемы, употребимые при переводе этих разновидностей метонимии. В отличие от метафоры, метонимия практически не переделывается в сравнение, зато способна создавать удивительные по меткости метонимические эпитеты на основе ассоциации между предметом и одним из его свойств или признаков, например: Такие эпитеты не всегда переводимы в силу двойной трудности, включающей возможные преобразования самой структуры атрибутивного словосочетания, а также необходимость преобразований метонимического словоупотребления.

Например, при переводе нашего предложения с русского на английский язык теряется возможность сохранения метонимичности: Выражение"" не вполне приемлемо в английском языке, ибо не является собственным признаком объекта. Более того, такое словосочетание не отражает тех социальнокультурных, оценочных коннотаций, которые сопровождают это словоупотребление в русском контексте.

/ Казакова - Техники перевода

Веб-страница Я по ночам писал у себя в мансарде Я по ночам писал у себя в мансарде роман. Он зародился однажды ночью, когда я проснулся после грустного сна. Жалкий страх смерти унизил меня до того, что я простонал, оглянулся тревожно, ища защиты от смерти. Неврастения уже завелась во мне, будет развиваться и сгложет меня.

Я понял, что это не дом, а многоярусный корабль, который летит под неподвижным серым небом.

У меня даже где-то валяется карточка – я снят на ней с моноклем в глазу, .. что я умру сейчас за столом, жалкий страх смерти унизил меня до того, что.

Необходимость различного рода преобразований исходной метафоры может диктоваться не только требованиями языковых различий, но и различиями в социально-культурных установках относительно той или иной сферы употребления метафорических оборотов речи. Наиболее характерный пример таких различий -- область рекламных текстов, где метафора может быть как деталью, так и образной основой целого, и изменение метафорической единицы в переводе способно повлечь за собой реконструкцию остального текста.

В следующем примере общая метафора рекламного текста строится на созвучии названия места и признака: -- название гостиничного комплекса раскрывается в"сверкающей" метафоре на основе однокоренных слов , --"сверкать, блестеть, искриться". В оригинале название гостиницы происходит от разговорного значения --"алмаз, бриллиант": , , , .

Санкт-петербург

Постоянно думаю о том, что мои близкие конкретно - жених могут подвергнуться опасности и погибнуть. Рыдаю из-за этого вечерами, прекрасно осознавая иррациональность собственных переживаний. Но навязчивые мысли на то и навязчивые, что избавить от них очень сложно. Приказываешь себе не думать о таких вещах, а от этого переживания только расцветают пышным цветом.

Ирвин Ялом описывает “фундаментальные зашиты” от страха смерти: . прмерно такая: “Смерть – это то, что происходит с другими, это – не для меня”. .. продление жалкого существования предшествует выбору содержания и Унизить его, поработить - лишь средства достижения этой цели, а самая.

Дело в том, что, служа в скромной должности читальщика в"Пароходстве", я эту свою должность ненавидел и по ночам, иногда до утренней зари, писал у себя в мансарде роман. Он зародился однажды ночью, когда я проснулся после грустного сна. Мне снился родной город, снег, зима, гражданская война Во сне прошла передо мною беззвучная вьюга, а затем появился старенький рояль и возле него люди, которых нет уже на свете.

Во сне меня поразило мое одиночество, мне стало жаль себя. И проснулся я в слезах. Я зажег свет, пыльную лампочку, подвешенную над столом. Она осветила мою бедность - дешевенькую чернильницу, несколько книг, пачку старых газет. Бок левый болел от пружины, сердце охватывал страх. Я почувствовал, что я умру сейчас за столом, жалкий страх смерти унизил меня до того, что я простонал, оглянулся тревожно, ища помощи и защиты от смерти.

И эту помощь я нашел. Тихо мяукнула кошка, которую я некогда подобрал в воротах. Через секунду зверь уже сидел на газетах, смотрел на меня круглыми глазами, спрашивал - что случилось?

Реферат: О. М. Штомпель Культура как криптосистема «Театральный роман»

Напишите свою историю Здравствуйте. Во мне сейчас происходит борьба. Я не могу решить, умереть или жить. Умирать не хочу, хочу жить, но жить боюсь, потому что трус.

от пружины, сердце охватывал страх. Я почувствовал, что я умру сейчас за столом, жалкий страх смерти унизил меня до того, что я простонал.

Чсв, жалость к себе, страх смерти Все"три ремня" по большей части лежат в плоскости"полосы человеческих эманаций", однако каждый имеет собственный глубинный корень: Принявший роль деспота говорит себе: Такие, как я, соль земли". И это не игра, это искренняя вера, которая и делает мир просто ужасным. И я готов жертвовать собой — посмотрите, как это красиво! Миф о собственной важности уже давно стал мифом глобальным, общечеловеческим.

Легко представить себе, какую благодатную почву находит это чувство среди тех, кто трудится на благо других, создает реальные и нужные ценности, строит дома, больницы, создает институты, охраняет порядок, занимается благотворительностью. Конечно, зло заключено не в реальных делах, совершать которые необходимо,— зло в мифе, в чувстве собственной важности, замыкающем эго на себе и скрывающем истину, всегда большую, чем наше маленькое"я".

Наверное, самый опасный и трагический вариант мифа о собственной важности подстерегает тех, кто ступил на путь"духовного развития", не выработав в себе должной проницательности и способности к самонаблюдению. Ибо здесь этот миф приобретает поистине космические масштабы.

Глава 2. Приступ Неврастении

Дело в том, что, служа в скромной должности читальщика эта профессия выдумана М. Он зародился однажды ночью, когда я проснулся после грустного сна. Во сне меня поразило мое одиночество, мне стало жаль себя. И проснулся я в слезах.

сердце охватывал страх. Я почувствовал, что я умру сейчас за столом, жалкий страх смерти унизил меня до того, что я простонал, оглянулся тревожно.

Как раз в день самоубийства Сергея Леонтьевича Максудова, которое произошло в Киеве весною прошлого года, я получил посланную самоубийцей заблаговременно толстейшую бандероль и письмо. В бандероли оказались эти записки, а письмо было удивительного содержания: Сергей Леонтьевич заявлял, что уходя из жизни, он дарит мне свои записки с тем, чтобы я, единственный его друг, выправил их, подписал своим именем и выпустил в свет.

Странная, но предсмертная воля! В течение года я наводил справки о родных или близких Сергея Леонтьевича. Он не солгал в предсмертном письме - никого у него не осталось на этом свете. И я принимаю подарок. Таким образом, записки Максудова представляют собою плод его фантазии, и фантазии, увы, больной. Сергей Леонтьевич страдал болезнью, носящей весьма неприятное название - меланхолия.

Я, хорошо знающий театральную жизнь Москвы, принимаю на себя ручательство в том, что ни таких театров, ни таких юдей, какие выведены в произведении покойного, нигде нет и не было. И наконец, третье и последнее: Стиль Сергея Леонтьевича я не трогал, хотя он явно неряшлив.

Жить здорово! Паническая атака. Страх без причины. (27.05.2016)